Москва купеческая, провинциальная

Совсем не той, что ныне, была Москва в конце XIX – начале ХХ века! Несмотря на свои немалые размеры, Москва оставалась провинциальной по сравнению со светским Санкт-Петербургом. А ещё – купеческой. В тогдашней столице Российской Империи доминировал дворянско-аристократический лоск, а также очень заметно было повсеместное влияние чиновнического образа жизни.

Москва же была сильна своими купеческими традициями. Тут гордились следованию старинному укладу, размеренному спокойствию бытия. И хотя московские купцы к концу XIX века превратились в большинстве своём в крупных предпринимателей, и ходили, разумеется, не в старинных кафтанах, а в костюмах по современной моде – всё-таки ритм жизни и сам подход к ней отличались от петербургского.

В дореволюционной Москве купеческие семьи, во-первых, тщательно придерживались религиозных традиций, во-вторых – старинных обычаев купеческого хлебосольства. Религиозные праздники в Москве справлялись в чрезвычайно торжественной обстановке. В гости к самым богатым купцам являлись высшие церковные иерархи Москвы. Столы ломились! Если пекли блины – то десятками, а сотнями. А если учесть, что пекли их и для всех работников, которые трудились у купца – счёт переваливал за тысячи.

Как проходили такие праздники, можно почитать у Ивана Сергеевича Шмелёва, одного из самых известных писателей-эмигрантов. Всё его творчество пронизано тоской и ностальгией по золотому веку купеческой Москвы…

На столы подавали ценнейшую рыбу, икру, птицу, поросят… Надо было видеть зимний базар в Москве перед Рождеством!



По прежнему готовили в купеческой Москве старинные блюда русской кухни. Слово калач, ныне почти забытое, было в ходу. Иван Шмелёв вспоминал, как отец, посадив его на колени, уговаривал мазать калачик икорочкой…

Но Москва купеческая не только закатывала пиры – она ещё и постилась так же истово, как до того размашисто гуляла. Шмелёв вспоминает, как все оставшиеся после Масленицы лакомства сжигались, а в первый понедельник Великого Поста комнаты в их богатом купеческом доме окуривались уксусом, чтобы изгнать греховные ароматы съестного…

Занимаясь делами, ворочая огромными капиталами, московские купцы не забывали и о душе. Во-первых, среди них было много меценатов, а уж помощь нуждающимся беднякам входила в число обязательных добродетелей приличного человека с состоянием.



Очень интересно сравнить ритм жизни деловой Москвы того и нынешнего времени. Московских купцов нельзя было обвинить в недостаточной деловитости, но у них находилось время для того, например, чтобы отправиться в неспешное паломничество к православным святыням.

Нынешняя шумная, деловитая, вечно спешащая Москва – что и говорить, совсем иная! Предпринимательская – но не купеческая…

Категория: 



Добавить комментарий